iDance.ru
ПОИСК НАЙТИ
iDance.ru - настоящее интернет-издание о современных танцах
ГлавнаяВсе статьиФорумЧатСсылкиКонтактыКарта сайта Новые статьи
Афиша
Школы танцев
Онлайн консультация
Онлайн школа
Танцевальные стили
Музыкальные стили
Интервью
Фото
Стафф
Пригласить друга
E-mail друга
Проекты iDance

Стань звездой iDance!

Пишущие школы танца

Конкурсы школ танца




30.07.10

Статьи / Танцевальные стили / Другие стили

Комментарии к статье (0)

DMS SUMMER CAMP 2010

Перед организаторами не стояла задача создания очередной веселой танцевальной «тусовки» с большим количеством мастер-классов от именитых танцоров, «крутых» джемов и баттлов.

Основой DMS стала уникальная программа, разработанная танцором Алексеем ICE Лопуховым и музыкантом Степаном Юрловым, направленная на развитие музыкальности у танцоров. Все созданное за более чем 5 лет их совместной деятельности, было представлено в виде последовательных, вытекающих одна из другой, лекций и практической части, подробно раскрывающей применение теоретического материала. «Разбавляли» программу мастер-классы, раскрывающие тот или иной танцевальный стиль, опять же, со стороны музыкальности. Упражнения, индивидуальные задания, и проверка результатов работы каждого – для всего этого наиболее верно подошло слово «школа».

Также, в рамках проекта DMS был проведен 1st Russian Summer Guitar Camp 2010 – музыкально-образовательная программа для гитаристов, созданная напарником Степы – Михаилом Рыженко.  Но обо всем по порядку.

Место проведения – солнечный Геленджик - было выбрано случайно. И хотя моря ребята практически не видели, атмосфера курортного города наложила свой позитивный отпечаток. О том, что в том же городе и практически в то же время будет проходить лагерь Danceville, организаторы узнали только некоторое время спустя. 

С момента задумки несколько месяцев пролетели почти незаметно, и вот списки составлены, все распланировано, билеты куплены, забронирован коттедж и 2 танцевальных класса. Как признался потом Степан: «Мне до последнего момента не верилось, что мы реализуем задуманное. Даже когда все было готово, все равно, это была только теория на бумаге – адреса, списки из фамилий и телефонов, номера поездов и рейсов самолетов.… И только когда в коттедж приехали первые ребята, я наконец-то почувствовал, что все реально, все на самом деле».

Начиная с вечера 1 июля и весь день 2 июля, большой четырехэтажный коттедж наполнялся танцорами со всей «необъятной»: Нерюнгри (Якутия), Хабаровск, Красноярск, Новосибирск, Тюмень, Самара, Питер и Москва. К слову, из Москвы танцоров было всего 6 человек. Меня это удивило. Неужели московским танцорам не интересно? Или они уже все знают и умеют?

В общей сложности в лагере DMS + Guitar Camp собралось около 40 человек, из них: трое организаторов – ICE, Степа, Миша; преподаватели мастер-классов Alex Russo и Пинчер; и команда музыкантов – Антон Давидянц (басист), Евгений Фомин (пианист), Аркадий Корнеев (барабанщик).

Для непосвященных: Alex Russo (Александр Рогожин) - человек, который привез в Сибирь и на Дальний Восток танцевальную базу стилей и рассказал о принципах freestyle; Пинчер (Илья Грылев) - «отец» российского Boogaloo (Popping), танцор которому «респектует» вся мировая танцевальная элита в стиле Popping.

Приехавшие в лагерь танцоры сильно отличались – по уровню танцевальной подготовки, стилю танца, имеющимся связям - одни были знакомы по различным танцевальным фестивалям, другие не знали совсем никого. Тем не менее, все дружно расселялись, знакомились, исследовали свой новый дом на ближайшие 10 дней.

В 11 вечера организаторы собрали всех на пляже. Представление, перекличка, яркие фиолетовые футболки с клавишами, и самое главное - разделение на две группы: «начинающие» и «продолжающие». Нетрудно догадаться, что «продолжающими» стали ребята, уже побывавшие на выездных семинарах DMS. «Начинающим» оставалось кусать локти, что не прошли школу заранее, и покорно готовиться изучать все «с азов».

Для облегчения существования в лагере каждый из участников получил «бейдж», куда, помимо вписываемого по собственному желанию имени/прозвища, были вставлены листочки с расписанием занятий на каждый день. На каждом таком листочке в различных сочетаниях можно было обнаружить лекции Степана (Music Instructor), практики ICE’а (Dance Instructor), мастер-классы Pincher’а, Alex’а и ICE’а, ежедневный JAM с 20 до 22, время завтрака/обеда/ужина и графу «Спать» (23:00), которая единственная не соблюдалась никогда. Т.о. с 8 утра и до 11 вечера время было расписано буквально по минуткам.

С 3 июля началось обучение. Если говорить образно, «начинающие» изучали «буквы», а «продолжающие» учились складывать из уже известных им «букв» «слова».

Случайно заглянувший на занятия человек мог легко подумать, что попал, по меньшей мере, в секту – танцоры были разбиты на небольшие группы и, стоя или сидя в кругах, непрерывно отстукивали руками или ногами, пропевали, протанцовывали различные комбинации

Гитаристы Guitar Camp ходили на те же лекции и практики и параллельно занимались практикой гитарной. 

В перерывах, в послеобеденное время и редкое время, отмеченное как «сам по себе», часть людей уходила на пляж, расположенный в пяти минутах ходьбы. Часто же работа не прекращалась и тогда. Облюбовав открытый коттеджный гараж с полу зеркальной стеной, ребята продолжали тренироваться, повторять, отрабатывать, закреплять пройденный материал. Нужно было видеть в этот момент улыбки и удивленные глаза прохожих. Тренировались даже по пути с занятия и на него.

По прохождению определенного блока информации, группы разбивались по три-четыре человека и получали индивидуальные задания. В часы подготовки помимо гаража, все пролеты, балконы и веранды коттеджа заполнялись танцующими людьми. Дом становился одним большим организмом, непрерывно повторяющим: «Раз и, два и, три и, фо и».

Вечерние джемы под живую музыку (Funk, G-funk, Hip-hop, House) были логическим завершением каждого дня, временем, когда можно было выплеснуть все накопившееся за предыдущие 8 часов. Единственное, хотя обстановка и была более чем дружеская, для менее опытных танцоров это становилось еще одним испытанием на прочность.

И только в часы после бурных джемов, когда спадала дневная жара, и все вокруг высвечивалось яркими ночными огнями, можно было слегка расслабиться. Полупустой пляж, теплое море, фрисби и… продолжение джема прямо на набережной, на радость отдыхающим и местным зевакам.

С каждым днем время все ускоряло свой ход. Усложнялись задания, уменьшалось количество человек, проснувшихся к завтраку, и увеличивалось – засыпающих в любое свободное время в течение дня.

Вместе с усталостью приходило ощущение погружения в некую тайну, приобретения ценнейших знаний, таких простых и одновременно таких важных.

Все было особенным. На мастер-классах вместо обычных связок, каждый из преподавателей старался объяснить особенности своего стиля в разрезе музыкальности. Помимо этого, много времени уделялось подаче и стилистике танца. Pincher рассказывал об эстетике Boogaloo, правильной постановке корпуса, рук, ног, головы, все детально и тщательно, рассказывал о том, что нужно, чтобы понять этот стиль, и как он сам его чувствует.

Alex Russo давал собственные полезные наработки и упражнения по растанцованности в стилях house, hip-hop, wacking, учил, опять же, грамотной подаче и ритмическому усложнению танца.

ICE, в свою очередь, раскладывал «по полочкам» locking и jazz rock, указывая, в том числе, на неверную интерпретацию и подачу locking’а в России.

В сочетании с ироничным юмором преподавателей, все вместе создавало неповторимую не напрягающую и в то же время целенаправленную рабочую атмосферу. Больше всего простора в плане шуточек, конечно, было у ICE’а и Степы, которым приходилось терпеливо повторять одно и то же, раз за разом, изо дня в день, пока нужная информация не доходила, наконец, до каждого.

Подхватив настрой преподавателей, ребята практически не допускали опозданий и пропусков занятий.

Люди в ярких фиолетовых футболках с клавишами скоро стали местной достопримечательностью, и вслед им постоянно неслось что-то неразборчивое про музыкантов. По этим же футболкам, но уже постиранным и хаотично развешанным на всех пролетах коттеджа можно было определить занимаемые лагерем номера. Своеобразными символами лагеря стали хозяйский апатичный пес Валера и советский лимонад «Тетя Груша».

С середины лагеря часть занятий и джемы были перенесены на скейт площадку под открытым небом, что добавило еще большего колорита происходящему. Там же проходила сдача зачетов и уникальные баттлы DMS между танцорами и музыкантами.

Последний день лагеря получился более чем насыщенный – с утра в течение трех часов Света Африка читала лекцию по истории hip-hop культуры и отдельным танцевальным стилям.

Затем, подготовка групповых заданий и итоговый зачет.

И все на той же скейт площадке, в рамках смежного с DMS гитарного лагеря (Guitar Camp), прошел мастер-класс и выступление одного из лучших гитаристов России -  Мэй Лиана. 


 
У гитаристов и танцоров была возможность на живом примере артиста эстрады убедиться в верности и необходимости полученного в DMS теоретического материала – помимо всего прочего Мэй Лиан рассказывал о работе с ритмом, метрономом и т.д.  После его выступления сам собой организовался мини «смотр талантов» – танцоры встали на место музыкантов - за барабанную установку, бас, клавиши и гитару. Сразу после - заключительный джем – без кругов, просто один сумасшедший общий танец.

22:00, музыканты отыграли последнюю композицию, и лагерь подошел к своей финальной точке.

Часом позже ICE и Степа, как и в первый вечер, снова собрали всех участников лагеря, и у каждого была возможность высказаться, рассказать о своих ощущениях, эмоциях и впечатлениях от прожитых 10 дней вместе. По одним только отзывам можно было судить, что лагерь удался - ничего сколько-нибудь отрицательного вы бы в тот вечер не услышали. Говорили о необыкновенно теплой атмосфере, о важности полученных знаний, о достойной организации и условиях, о том, как все сдружились, как было неожиданно весело, и с какой ответственностью каждый подошел к мероприятию. 

Несколько раз было подчеркнуто, что лагерь – «первая волна», и каждый ощущал себя своеобразным первопроходцем, что вдвойне приятно. Выходили говорить по одному и целыми городами, по нескольку раз, вспоминали, дополняли, смеялись.

Лагерь закончился, ребята снова разъехались по своим городам, унося в головах и тетрадках огромный объем информации. Им еще предстоит много времени потратить на осмысление, переработку и тренировку полученного, пока же свежи впечатления и эмоции, узнаем, что думают о проделанной работе организаторы DMS Summer Camp – Леша ICE и Степа Юрлов.

Ребята, непосредственно про школу DMS вы уже рассказывали (интервью «ICE и Степан Юрлов - о важности развития музыкальности для танцоров»). Для чего вы решили провести лагерь?

Степа: Создание лагерей – довольно распространенная сейчас тема. Хотя я лично ни в одном лагере никогда не был. Идею я предложил в декабре, отталкиваясь от того, что летом у нас в любом случае нет выездных семинаров, и получается «окно». За несколько месяцев мы все подготовили. В итоге получился тот минимум, что и планировали – 30 человек, живые музыканты, 2 помещения, и то это оказалось намного сложнее, чем предполагалось.

В чем были главные сложности?

ICE: Несерьезность, неадекватность людей в Геленджике, тех, с кем пришлось столкнуться при организации площадок. В частности, когда мы приезжали туда в мае, на вопрос можно ли здесь провести лагерь, получили ответ: «А, так до июля еще дожить надо!», а на предложение сразу оплатить и забронировать место - «Не, не, не надо. Приедете, там решим».

Степа: Единственные с кем не было проблем – хозяева коттеджа и Марина Волкова - владелец танцевального зала.

А с остальными – преподаватели, музыканты?

Степа: С этим намного проще, с каждым были согласованы условия работы: музыканты – по контракту, Пинчер, Алекс – по договору.

Какие критерии были при выборе музыкантов?

Степа: Те, кого мы пригласили – единственные музыканты, занимающиеся в России ритмом и грувом… доступные для нас. Это «топ», который не работает в попсе. Есть еще выше, последний порядок, но у них и по деньгам уровень соответствующий. Кроме этого, все топовые музыканты в основном «подписаны» у российских звезд эстрады, и при любом звонке они могут сорваться и уехать играть концерт, например, к Алле Пугачевой. Нас это, естественно, не устраивало.

Антон Давидянц – «фирмА» по басу. Он специально не подписывается на контракты, чтобы быть свободным. Ему достаточно работать «везде со всеми» по его личным интересам.


 
Аркадий Корнев – достаточно известный питерский барабанщик, талант.

Клавишник, менее известный, чем Антон и Аркадий, к нему и претензий меньше всего по музыке, потому что самое главное - мы собирали ритм-секцию. Была идея даже взять саксофониста вместо клавишника.

Как простыми словами объяснить преимущества живой музыки?

Степа: Либо ты обучаешься танцам по видео-школе, а лучше по аудио, либо перед тобой стоит преподаватель. Либо ты музыку слышишь из магнитофона, либо вживую. Есть разница? Невозможно через магнитофон получить «филинг» от музыки, только живьем.

ICE: Есть еще понятие «люфт». Мы все - живые организмы и не можем, как роботы, держать постоянный темп. Поэтому когда музыканты играют, и кто-то «плавает» в темпе, то все подстраиваются под него или же не дают ему плавать. Из-за этого и появляется «жизнь». Именно благодаря этому люфту у танцора больше шансов зайти в грув с музыкой, с музыкантами, так как он тоже «плавает» в темпе. А когда музыка выровнена, то этого достигнуть очень сложно.

Помимо живых музыкантов, в лагерь приезжал известный российский гитарист Мэй Лиан. Что должны были танцоры почерпнуть из его мастер-класса?

Степа: Вообще, привоз Мэй Лиана – заслуга гитарного лагеря, и изначально это было сделано для гитаристов. Мы не знали даже, о чем он будет говорить на мастер-классе. Получилось же, что Мэй Лиан, в том числе, рассказал то же самое, что рассказываем и мы на лекциях – о работе с метрономом, ритмом, почему люди «спешат» в музыку, почему опаздывают и т.д., другими словами – наглядное подтверждение правильности нашего подхода от профессионального артиста.  

А самая гениальная его фраза была про то, что он не занимается теорией. При этом знание нот, гармоний и т.д. – не является теорией, это базовые знания, как само собой разумеющееся. 

Необычной формой взаимодействия танцоров и музыкантов стал баттл между каждым из учеников и одним из музыкантов. В чем задача такого баттла?

Степа: Главная задача – не «догнать» музыканта, а ответить ему ритмом, своим ритмическим рисунком. 


 
ICE: Должен был получиться диалог, что-то вроде: «Ах ты так? А я могу сложнее (или проще, или выдержаннее, или круче)». Просто должен был быть достойный ответ.

Могло показаться, что музыканты в своей партии ускорялись. Нет, они учащали количество нот в единицу времени (единица времени – темп). Это и есть та основная ошибка танцоров, из-за чего они ускоряются. Никто не понимает, что меняется просто частота движений, а темп остается неизменным. Ты просто делаешь движения чаще. А в результате вместо учащения получается ускорение – каждое последующее движение ты делаешь еще быстрее и как следствие ты НЕ в музыке!

Степа: Я еще на лекции говорил, что самое сложное – держать темп. Широко распространенная ошибка - танцор хочет участить движения, а в результате с каждым движением настолько ускоряется и отходит от музыки, что можно ее просто выключать.

Каждый день лагеря обязательно заканчивался джемом. По вашему мнению, насколько они удались?

Степа: После 8 часов в сутки усиленной работы, мы сделали 2 часа джема, чтобы можно было просто расслабиться и потанцевать. Мы действительно хотели, чтобы люди на джемах больше танцевали, а не отрабатывали движения, техники и «фишки». Для этого был поставлен живой состав музыкантов - чтобы получать «филинг»!  Я лично там не стоял и не отрабатывал технику, играл все, что душе угодно.


 
Плюс можно было подойти к музыкантам и попросить играть быстрее или медленнее, в зависимости от ощущений и настроения.

Лучшим, однозначно, получился последний джем, когда не было кругов, и все просто дурачились.

ICE: Джем – это, своего рода, ребячество, прикол, то, что ты не можешь себе позволить больше нигде – ни на баттле, ни в сольном выходе, ни в номере.

Однако, все равно получилось разделение на «сильных» и «слабых» танцоров…

ICE: Это и является одной из ошибок в России - выходят сильные и начинают показывать свою силу. А ведь смысл джема – проявить себя, удивить себя. Но не техникой, а чем-то специфическим, какой-то «фишкой», «дуростью». Каждый выход все ждут, что если ты «фирмА», то ты сейчас покажешь супер технику. Это стереотип, который трудно сломать. Но это ощущение надо у себя рубить, жертвовать своей репутацией ради культуры. Не нужно выходить только чтобы кому-то что-то доказать. Более сильные танцоры должны «дурачиться» и показывать пример более «слабым», чтобы было видно на авторитетном примере, что на джеме можно и нужно расслабиться и просто танцевать.

Степа: На самом деле, все в этом лагере, в плане музыкальности, были одинаковы, на одном уровне. Техника была разная, но на технику мы акцента не делали.

А «я лучше всех» нужно было проявлять на зачетах – например, «я лучше всех подготовился» и т.д.

Прокомментируйте зачеты, каковы их результаты?

Степа: Я их не видел, поскольку в это время играл сзади. Меня еще ждет просмотр видео.

ICE: Не было такого, чтобы кто-то не справился. Пару раз было даже «шедевриально» – например, выход би-боев в последнем зачете, которые делали смещение в топ-роке. Такого смещения никто не сделал. Смотрелось супер. 


 
Были моменты, когда хореография была создана действительно на высоком уровне при минимуме возможных движений. Удивился даже Алекс Рогожин, ежедневно наблюдающий постановки в «Тодесе». Обычные движения, собранные в хореографию за полдня, вырисовывались в конкретную картину, без оттачивания, конечно.

Жалко только, что мало. Хотелось бы видеть, конечно, номера на 3 минуты.

Какие можете выделить главные ошибки, минусы в работе танцоров?

ICE: Слишком сильно волновались. А задача стояла - расслабиться и все сделать спокойно. 


 
Если бы на тренировке в зале 2 часа работать в условиях сцены, с адреналином, то, конечно, уже бы не было страха. Когда же выходишь «на зрителя» - сбивается дыхание, все резко ускоряется, музыка почему-то становится медленная… и ты «погнал». А нужно всего 10 секунд, чтобы себя осадить и вогнать в репетиционное состояние. Вот это основной минус, больше их не было, в принципе. Остальное уже просто нехватка времени.

Можно ли уже говорить о каких-то первых итогах, людях, конкретных примерах результатов DMS?

ICE: Из людей, которые показывают отличные результаты можно выделить 5 человек. Мы их не конкретизируем, но они есть. Это ребята, которые сильно выросли за год в плане музыкальности. Однако в то время как они растут, у нас тоже увеличиваются потребности. Год назад мы бы сказали – супер, сейчас мы скажем – нет, можно еще лучше. И с каждым годом планка требований будет повышаться.

Самое же главное, что народ начинает понимать, что это дает - что значит ритм, его бесконечность. Ты можешь поменять в композиции всего одну дольку, и все сразу меняется.

И последнее  - ваши ожидания оправдались? Насколько люди «вложились» в работу лагеря?

ICE: Ожидания оправдались. Прежде всего, мы выдали запланированный материал, и добились, чтобы каждый его понял, конечно же, заработали кучу эмоций и позитива. Лагерь был именно не отдохнуть. Для «тусовок» делают много лагерей. Здесь же нужно было проработать как можно больше материала за минимум времени, чтобы дошло до каждого. И ребята постарались, порадовали.

Кроме того, порадовало то, мы нашли людей, которые станут с нами не на одну ступень, но станут нашими помощниками. 

Степа: 30 учеников - это был максимум для двух людей. Мы с 8 утра до 11 вечера постоянно с кем-то занимались. Мы уже планировали брать себе «подмогу», и в ходе лагеря выбрали троих человек, которые будут с нами работать по отдельным тренингам.

ICE: И последнее. Мы, действительно, очень старались во всем – от подготовки информации и занятий, до организации места проведения, жилья и питания, ведь все делали и для себя в том числе. Мы тоже учимся и развиваемся, материал постоянно перерабатывается, дополняется, совершенствуется. И чем сильнее будут обучаемые нами танцоры, тем больше это будет подстегивать нас развиваться. 


Фотоотчет 

Источник: iDance Автор: Екатерина Ярочкина (при участии Эли Рыбаковой aka Бачата)

Фото: iDance

Комментарии к статье (0)


Рейтинг: 2.7/5 (проголосовало 129)

Без разрешения администрации копирование переводных статей и собственных статей авторов iDance запрещено


Eric Negron: «Вы должны тренироваться до изнеможения – другого пути к вершине не существует»
Просмотров: 24779
Дата: 17.05.12

M357 Battlezone 2012: Immortal, SDK preselection Russia
Просмотров: 24557
Дата: 23.04.12

UK: «Я просто выбрал свой собственный путь и много, много, много тренировался каждый день, чтобы получить то, чего хочу – именно поэтому я здесь сейчас»
Просмотров: 25871
Дата: 23.04.12

DASS 2012: Зимняя школа Академии Танца
Просмотров: 23715
Дата: 18.04.12

Funkin Stylez Russia
Просмотров: 23535
Дата: 14.11.11

Лучшие статьи
Светлана Абрамцова: "У меня есть дар. Я способна раскрыть человека"
Просмотров: 77223
Дата: 11.04.06

Фоксы: «В подъездах ночевали, не ели, не пили, не спали»
Просмотров: 51533
Дата: 13.03.06

Свободный стиль
Просмотров: 56185
Дата: 04.03.06

Street Dance Сamp Europe 2008
Просмотров: 47090
Дата: 22.07.08

Juste Debout 2006: Дебют Петра Никитина
Просмотров: 51720
Дата: 04.05.06

Rambler's Top100 Model-357.ru





Реклама на сайте © Copyright 2004-2010 iDance.ru |